Совет и пустота

Звучало мнение, что конструктивная позиция Градсовета должна выразиться в четко сформулированном предложении к заказчику: или кардинально пересмотреть архитектурное решение, снизив высотность здания, или реализовывать этот проект на другой территории, вне зоны исторического центра. «Если придерживаться такой высоты, то вертикаль должна быть в другом месте, а если следовать идее парности со Смольным собором, то значительно ниже», – отмечал академик Сергей Соколов. Бывший главный художник города Иван Уралов подчеркивал: «Самое важное для Петербурга – масштаб зданий, перспективы, панорамы. Может быть, для „Газпрома“ будет найдена с сохранением этой территории еще одна?!» Несмотря на сарказм выступавших, звучали вполне разумные предложения. «Если провести по Невскому проспекту на запад трассу, то мы попадаем на остров Котлин, – размышлял Сергей Шмаков. – Построив там небоскреб, господин Миллер наблюдал бы из Исаакиевский собор и на катере быстро добирался бы до Смольного и налоговой инспекции». Некоторых архитекторов беспокоило, что «Газпрома» создаст прецедент. Олег Харченко, в течение 14 лет возглавлявший КГА, усомнился в обещаниях архитекторов «Охта-центра», что застройка вблизи небоскреба не будет превышать 48 м: «Верю, что отсюда „Газпром“ уже не стащить. Но там, где „Газпром“, будут появляться и другие амбициозные . Поэтому я не верю в эту сусальную картину. Здесь появятся десятки высотных зданий, и никаким способом этого будет не избежать». Поэтому Харченко призвал Викторова «не согласовывать эскиз проекта планировки, который не соответствует правде жизни». Немая сцена Впрочем, сложилось впечатление, что главный архитектор не услышал ни выступления рецензента, ни звучавшие более двух мнения коллег-архитекторов. Зато неизгладимое впечатление произвело заключительное слово Александра Вахмистрова, объяснившего позицию правительства Петербурга: «„Газпром“ является третьей в мире компанией, и с этим надо считаться. Любой город рад заполучить штаб- такой компании. Правительство города не позволит, чтобы третья в мире компания находилась в каком-то -центре, переделанном из цеха». Обращаясь к архитекторам, вице-губернатор доходчиво пояснил, что благодаря успеху инвестиционной политики Смольного вырастет и «количество заказов ваших архитектурных мастерских». Вслед за вице-губернатором Викторов стал произносить слова о важности «сегодняшнего дня для развития инвестиционного климата, привлечения активных сил». Итоговые формулировки решения Градсовета не обсуждались и не ставились на голосование. В резюме, сформулированном главным архитектором, не нашло отражения мнение большинства архитекторов о необходимости ограничить высотность доминанты или предложить инвесторам небоскреба на другой территории. Между тем из 18 участников дискуссии (помимо Викторова и Вахмистрова) 14 членов Градсовета высказались за то, что следует умерить амбициозность проекта. Но в итоге получилось, что Градсовет не только признал необходимость развития территории, но и поддержал размещение высотного объекта с рекомендацией «просмотреть» масштабность объекта и найти «достойное и масштабное решение». Следует подчеркнуть, что Градсовет не принимал окончательного решения о высоте небоскреба. Неизвестно, попадет ли когда-нибудь «Охта-центр» на рассмотрение Градсовета или после столь «триумфального» одобрения «в целом» документацию будет согласовывать уже лично главный архитектор. Второй вариант кажется более реальным… В 19.15 члены Градсовета начали расходиться. А у входа в КГА, у коробок с посудой и прочей ресторанной утварью, подготовленной к отправке, продолжал стоять молодой человек с плакатом. Он еще надеялся, что будет услышан его призыв: «Архитекторы, не поддавайтесь!»  Игорь Архипов получена:



Похожие статьи: